Евгения Куликова: Историко-культурное наследие УНОВИС и факторы теории «Золотое сечение».

Евгения Куликова: Историко-культурное наследие УНОВИС и факторы теории «Золотое сечение».

Куликова Евгения Ивановна — Доцент Витебского государственного университета им. П. М. Машерова.

В рамках проекта «Историко-культурное наследие творческого объединения УНОВИС – код развития города Витебска» 

Убойная сила «Золотого сечения» сегодня действует во всех сферах по-настоящему эффективно.  В теоретическом изучении историко-культурного наследия творческого объединения УНОВИС и заодно всей мифологии авангардного искусства набирает обороты глубинное погружение взаимосвязи авангардного искусства и истории искусств, где теория «Золотое сечение» является структурообразующим элементом. именно за счет знаменитой супрематической половины и авторитета Малевича, его учеников, членов творческого объединения УНОВИС

«Золотое сечение» – историографический памятник. Подобно аллегорической барочной конклюзии оно отсылает к важным эпизодам развития искусства соцреализма, эпохи возрождения, модернистского и авангардного искусства

В чем смысл «Золотого сечения»? Оно в форме изящной аллегории указывает на живописный шедевр и служение живописи как на источник власти и радости. Казимир Северинович Малевич задолго до Вальтера Беньямина полагал, что искусство (живопись) в отрыве от гармонии «.Природоестетственной  силы..отомрет ради достижения будущих решений «Ушедшая в отказ» живопись теряет способность восстановиться в своей некогда живой полноте.» Тут можно сослаться на опыт творческого объединения УНОВИС который на протяжении всей своей деятельности занимался развитием русского авангарда. Изучал законы взаимосвязи «Злотого сечения»  и нового искусства  

Первым анализом Казимира Малевича в Витебске в 1919 г. во время уроков УНОВИСа перед членами УНОВИСА была работа «Скачет красная конница.

Рассматривая и анализируя картину в целом Малевич вычленил несколько важных моментов: во-первых, изображение на полотне явно разделено на три равноправных по смыслу части: земля, люди (скачущая конница) и небо. Это обращение к трем основным и главным свойствам мироздания, дабы сделать новую никому не известную вселенную, что собственно и делала советская власть в те времена на обломках старой и забытой империи.

Во-вторых, большую часть полотна занимает небо, а четкая линия горизонта разделяет картину в пропорции 0,618, в точном отношении золотого сечения (земля : небу = небо : целому = 0,618). Этот всем известный прием почти везде описывался и при этом довольно громко обсуждался, если на картине была линия горизонта (небо-море, небо-земля…). Важно сказать, что именно на полотне «Скачет красная конница…» максимально переданное точное соотношение золотого сечения, что было редкостью на то время. И этот факт многие критики хвалили, а картину ставили в первых рядах, как пример для подражания

C давних времен до наших дней не прекращаются исследования этого непознанного чуда, почему человек издавна стремится к гармонии. Если посмотреть на предметы обихода жителя древности. Уже тогда создатели этих предметов преследовали не только чисто утилитарные цели – служить хранилищем воды, оружием в охоте и т.д., но и одновременно стремились придать этим предметам красивые формы, украсить их рисунком, покрыть краской. Некоторые предметы быта постепенно утратили свое утилитарное значение и превратились только в украшения.

Члены УНОВИС  не только создавали красивые предметы, но все чаще задавались вопросом: почему этот предмет красив, он нравится, а другой, очень похожий, не нравится, его нельзя назвать красивым? Тогда из творца прекрасного он превращался в его исследователя. Уже в Древней Греции изучение сущности красоты, прекрасного сформировалось в самостоятельную ветвь науки – эстетику, которая у античных философов была неотделима от космологии. Здесь же родилось представление о том, что основой прекрасного является гармония. Изучение прекрасного стало частью изучения гармонии природы, её основных законов организации. В своих воззрениях пифагорейцы впервые стали трактовать гармонию как единство противоположностей. Они же пришли к выводу о необходимости числового выражения гармонического отношения частей в целом, число у пифагорейцев выступает в качестве универсального ключа к объяснению мира.

Идеи пифагорейцев оказались удивительно живучими. Во всех последующих исследованиях ученые пытались так или иначе найти простые числовые соотношения в самых различных явлениях и структурах; изучение законов гармонии стало важной частью изучения природы.

Красота и гармония стали важнейшими категориями познания, в определенной степени даже его целью, ибо в конечном итоге художник ищет истину в красоте, а ученый – красоту в истине.  

Казимир Малевич и члены творческого объединеия УНОВИС На уроках «Открытого рисования идеи о красоте и гармонии природы изучались от мудрецов древности. На этих идеях основывается философия Пифагора и Платона. Греки считали, что мир есть гармония и ритмика. Даже такое понятие, как «космос» у них означало одновременно порядок и красоту. Порядок и красота определялись, в свою очередь, законами музыкальной гармонии, которые они переносили на всю Вселенную. Одним словом, гармония в те далекие времена понималась как всеобщий закон природы.

Тогда же были развиты и математические идеи гармонии: симметрия, средние пропорциональные, например, арифметическое, геометрическое, гармоническое, а также понятие золотого сечения. Но уровень знаний ни тогда, ни в более позднее время не позволил дать точную формулировку закона.

Неудовлетворение по этому поводу высказывалось неоднократно. Вот одно из замечаний Гегеля: «…Математика до сих пор еще не в состоянии указать закон гармонии, определяющий расстояния (между планетами). Эмпирические числа мы знаем точно; но все имеет вид случайности, а не необходимости. Мы знаем приблизительную правильность расстояний… Но последовательного ряда, в котором был бы разум, смысл астрономия еще не открыла в этих расстояниях…»

Развитие науки пошло по другому пути. Необходимость решения практических задач привела к дифференциации научного мышления, и познание природы распалось на ряд отдельных наук. На этом пути наука достигла общеизвестного успеха. Идеи же о красоте и гармонии отодвинулись на второй план. Но эти идеи не переставали волновать ученых, философов, художников, и попытки ответить на них возникали более или менее регулярно на протяжении всей истории человечества. Не прошли мимо этого и такие ученые, как Кеплер, Ньютон, Гельмгольц. Верил в гармонию и Эйнштейн. Изучению гармонии посвящена многочисленная литература. Её авторы-философы, художники, математики, естествоиспытатели Поликлет, Витрувий, Виньола, Альберти, Дюрер, Хогарт, Пачиоли, Рамо, Хембидж, Цейзинг, Гримм, Сабанеев, Гика,…, а также такие авторы, как Леонардо да Винчи, Кеплер, Кант, Гегель. Они создали целую отрасль знания, хотя и не находящуюся в русле современной науки, а развивающуюся как бы параллельно. Это-наука о пропорциях (о связи частей и целого). Одной из самой таинственных и загадочных пропорций является пропорция, которая носит название «золотая» (по-другому её называют «золотое сечение»).

Золотое сечение – это такое пропорциональное деление отрезка на неравные части, при котором весь отрезок так относится к большей части, как сама большая часть относится к меньшей; или другими словами, меньший отрезок так относится к большему, как больший ко всему, т.е.

a : b = b : c или с : b = b : а.

Рис. 1. Геометрическое изображение золотой пропорции

 Эту пропорцию принято обозначать греческой буквой φ (встречается также обозначение τ) и она равна:

 Оно владело мыслью и чувствами многих выдающихся мыслителей прошлого и продолжает волновать умы наших современников не только ради самих математических свойств, но и  потому, что неотделимо от ценности объектов искусства и в то же время обнаруживает себя как признак структурного единства объектов природы.

Кахимир Малевич, вместе с членами творческого объединения  УНОВИС в создании супрематических форм скульптуры, архитектуры, музыки, астрономии, биологии, психологии, техники -так или иначе обнаруживали необходимость обращения  к теории золотого сечения Современные исследователи находят его при описании строения растений, пропорций тел животных, птиц, человека,  в статистике популяций, в строении глаза и строении космоса и т.д. Оно прослеживается от маргаритки до пирамиды, от сосновой шишки до пантеона. Это число настолько вездесуще, что философы, математики, мистики и ученые считали его необходимым компонентом красоты, а также самой жизни. Платон мыслил Божественную пропорцию (именно так часто нарекают «золотую пропорцию») как ключ к пониманию физики космоса. Египтяне думали, что это больше, чем число и полагали, что оно символизирует творческий процесс и огонь жизни. Сегодня мы не можем с абсолютной достоверностью определить, когда и как понятие золотого сечения было выделено в человеческом знании из интуитивной и опытной категории. Кто же прав: те ли, кто относит открытие золотого сечения к цивилизациям древнего Востока (Египет, Индия), или те, кто, подобно Кеплеру, связывает открытие золотого сечения с именем Пифагора.

Принято считать, что  понятие  о  золотом  делении  ввел  в  научный  обиход Пифагор,  древнегреческий  философ  и  математик  (VI  в.  до  н.э.).   Есть предположение, что Пифагор свое  знание  золотого  деления  позаимствовал  у египтян и вавилонян. И действительно,  пропорции  пирамиды  Хеопса,  храмов, барельефов,   предметов   быта   и   украшений   из   гробницы   Тутанхамона свидетельствуют о том, что египетские мастера пользовались соотношениями  золотого деления при их создании. Французский архитектор Ле  Корбюзье  нашел,  что  в рельефе из храма фараона Сети I в Абидосе и в рельефе, изображающем  фараона Рамсеса, пропорции фигур соответствуют величинам  золотого  деления.  Зодчий Хесира, изображенный на рельефе деревянной  доски  из  гробницы  его  имени, держит в руках измерительные инструменты, в которых зафиксированы  пропорции золотого деления.

 Греки же были искусными геометрами. Даже  арифметике  обучали  своих  детей при  помощи  геометрических  фигур.  Квадрат  Пифагора  и  диагональ   этого квадрата были основанием для построения динамических прямоугольников.

 Платон (427…347 гг. до н.э.) также знал о золотом делении. Его  диалог

«Тимей» посвящен математическим и эстетическим воззрениям школы Пифагора  и, в  частности, вопросам золотого деления.

Парфенон имеет 8 колонн по коротким сторонам и  17  по  длинным.  Отношение высоты здания к его длине равно 0,618. Если произвести деление Парфенона  по «золотому  сечению»,  то  получим  те  или  иные  выступы  фасада.  При  его раскопках  обнаружены   циркули,   которыми   пользовались   архитекторы   и скульпторы античного мира. В Помпейском  циркуле  (музей  в  Неаполе)  также заложены пропорции золотого  деления.

В дошедшей до нас античной литературе золотое деление впервые упоминается  в «Началах» Евклида. Во 2-й книге  «Начал»  дается  геометрическое  построение золотого деления. После Евклида исследованием  золотого  деления  занимались Гипсикл (II в. до н.э.), Папп (III в. н.э.) и др.. В средневековой Европе  с золотым  делением  познакомились  по  арабским  переводам  «Начал»  Евклида. Переводчик Дж. Кампано из Наварры (III в.) сделал  к  переводу  комментарии. Секреты золотого деления ревностно оберегались, хранились в  строгой  тайне. Они были известны только посвященным.

 В эпоху Возрождения усиливается интерес к золотому делению среди  ученых  и художников в связи с его применением, как в геометрии, так  и  в  искусстве, особенно в архитектуре.  Леонардо да Винчи, художник и ученый, видел, что  в итальянских художниках большой эмпирический опыт, но недостаток  знаний.  Он задумал и начал писать книгу по геометрии, но в это  время  появилась  книга монаха Луки Пачоли, и Леонардо оставил свою затею. По  мнению  современников и  историков  науки,  Лука  Пачоли  был   настоящим   светилом,   величайшим математиком Италии в период между Фибоначчи и Галилеем. Лука Пачоли прекрасно понимал значение науки для  искусства.  В  1496  г  по приглашению герцога  Моро  он  приезжает  в Милан,  где  читает  лекции  по математике. В Милане при дворе Моро в то время работал и Леонардо да  Винчи. В 1509 г. в Венеции была издана книга Луки Пачоли  «Божественная  пропорция» с блестяще выполненными иллюстрациями, ввиду чего полагают,  что  их  сделал Леонардо да Винчи. Книга была восторженным гимном золотой  пропорции.  Среди многих достоинств золотой пропорции монах Лука Пачоли не преминул назвать  и ее «божественную суть» как выражение  божественного  триединства:  Бог  сын, Бог  отец  и  Бог  дух  святой  (подразумевалось,  что  малый  отрезок  есть олицетворение Бога сына, больший отрезок — Бога отца, а весь отрезок —  Бога духа святого).

 Леонардо да Винчи также много внимания уделял  изучению  золотого  деления. Он производил сечения  стереометрического  тела,  образованного  правильными пятиугольниками, и каждый раз получал прямоугольники с отношениями сторон  в золотом делении. Поэтому он дал этому делению название золотое сечение.  Так оно и держится до сих пор как самое популярное.

 В то же время  на  севере  Европы,  в  Германии,  над  теми  же  проблемами трудился Альбрехт Дюрер. Он делает  наброски  введения  к  первому  варианту трактата о пропорциях. Дюрер пишет: «Необходимо,  чтобы  тот,  кто  что-либо умеет, обучил этому других, которые в этом нуждаются. Это я  и  вознамерился сделать».

 Судя по одному из писем Дюрера, он  встречался  с  Лукой  Пачоли  во  время пребывания в Италии. Альбрехт Дюрер подробно разрабатывает теорию  пропорций человеческого тела. Важное место в своей системе соотношений  Дюрер  отводил золотому сечению. Рост человека делится в золотых пропорциях  линией  пояса, а также линией, проведенной через кончики  средних  пальцев  опущенных  рук, нижняя часть лица — ртом и т.д.

В последующие века правило золотой пропорции  превратилось  в  академический канон и, когда со временем  в  искусстве  началась  борьба  с  академической рутиной, в  пылу  борьбы  «вместе  с  водой  выплеснули  и  ребенка».  Вновь «открыто» золотое  сечение  было  в  середине  XIX  в.  В  1855 г.  немецкий исследователь золотого  сечения  профессор  Цейзинг  опубликовал  свой  труд «Эстетические исследования». С Цейзингом произошло именно то, что  и  должно было неминуемо произойти с  исследователем,  который  рассматривает  явление как таковое, без связи с другими  явлениями.  Он  абсолютизировал  пропорцию золотого сечения, объявив  ее  универсальной  для  всех  явлений  природы  и искусства.  У  Цейзинга  были  многочисленные  последователи,  но   были и противники,  которые  объявили  его  учение  о  пропорциях   «математической эстетикой».

Переходя к примерам «золотого сечения» в живописи, нельзя не остановить своего внимания на творчестве Леонардо да Винчи. Его личность – одна из загадок истории. Сам Леонардо да Винчи говорил: «Пусть никто, не будучи математиком, не дерзнет читать мои труды».

Нет сомнений, что Леонардо да Винчи был великим художником, это признавали уже его современники, но его личность и деятельность останутся покрытыми тайной, так как он оставил потомкам не связное изложение своих идей, а лишь многочисленные рукописные наброски, заметки, в которых говорится «обо всем на свете».

Портрет Моны Лизы (Джоконды) долгие годы привлекает внимание исследователей, которые обнаружили, что композиция рисунка основана на золотых треугольниках, являющихся частями правильного звездчатого пятиугольника.

Также пропорция золотого сечения проявляется в картине Шишкина. На этой знаменитой картине И. И. Шишкина с очевидностью просматриваются мотивы золотого сечения. Ярко освещенная солнцем сосна (стоящая на первом плане) делит длину картины по золотому сечению. Справа от сосны — освещенный солнцем пригорок. Он делит по золотому сечению правую часть картины по горизонтали.  

В картине Рафаэля «Избиение младенцев» просматривается другой элемент золотой пропорции — золотая спираль. На подготовительном эскизе Рафаэля проведены красные линии, идущие от смыслового центра композиции — точки, где пальцы воина сомкнулись вокруг лодыжки ребенка — вдоль фигур ребенка, женщины, прижимающей его к себе, воина с занесенным мечом и затем вдоль фигур такой же группы в правой части эскиза. Неизвестно, строил ли Рафаэль золотую спираль или чувствовал её.


Леонардо да Винчи «Джоконда»
Рафаэль «Избиение младенцев»

Также известно, что С. Эйзенштейн искусственно построил фильм Броненосец Потёмкин по правилам «золотого сечения». Он разбил ленту на пять частей. В первых трёх действие разворачивается на корабле. В двух последних — в Одессе, где разворачивается восстание. Этот переход в город происходит точно в точке золотого сечения. Да и в каждой части есть свой перелом, происходящий по закону золотого сечения.

В кадре, сцене, эпизоде происходит некий скачок в развитии темы: сюжета, настроения. Эйзенштейн считал, что так как такой переход близок к точке золотого сечения, он воспринимается как наиболее закономерный и естественный.

Золотое сечение присутствует и в строении всех кристаллов, но большинство кристаллов микроскопически малы, так что мы не можем разглядеть их невооруженным глазом. Однако снежинки, также представляющие собой водные кристаллы, вполне доступны нашему взору. Все изысканной красоты фигуры, которые образуют снежинки, все оси, окружности и геометрические фигуры в снежинках также всегда без исключений построены по совершенной четкой формуле золотого сечения.

Во Вселенной все известные человечеству галактики и все тела в них существуют в форме спирали, соответствующей формуле золотого сечения.

Строение всех встречающихся в природе живых организмов и неживых объектов, не имеющих никакой связи и подобия между собой, спланировано по определенной математической формуле. Это является самым ярким доказательством их осознанной сотворенности согласно некоему проекту, замыслу. Формула золотого сечения и золотые пропорции очень хорошо известны всем людям искусства, ибо это главные правила эстетики. Любое произведение искусства, спроектированное в точном соответствии с пропорциями золотого сечения, являет собой совершенную эстетическую форму.

По этому закону Великого Божественного Творения созданы галактики, сотворены растения и микроорганизмы, тело человека, кристаллы, живые существа, молекула ДНК и законы физики, тогда как ученые и люди искусства лишь изучают этот закон и стараются подражать ему, воплощать этот закон в своих творениях.

Изучение подлинного взаимодействия  теории «Золотое сечение» и новаторских решений творческого объединения УНОВИС еще впереди. В рамках данного исследования  было необходимо только обозначить границы данного научного понятия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *