Валентина Кириллова: Марк Шагал – основатель Витебского народного художественного училища

Валентина Кириллова: Марк Шагал – основатель Витебского народного художественного училища

Автор – Валентина Михайловна Кириллова, основатель Витебского центра современного искусства, почётный творческий деятель Витебска.

Эта статья была написана и озвучена в 1999 году.

Сегодня Витебская художественная школа вновь и вновь обращается к авангардному направлению в искусстве, развивает Диалогическое пространство, где в творческом диалоге соединяются научные поиски исследователей искусства разных стран и научных направлений.

Центр современного искусства Витебска размещен в здании и создается на теоретической базе Витебского художественного училища, созданного М.Шагалом в 1918 г. Принцип исторической достоверности в структуре научной концепции Центра является основополагающим. На его базе строился документальный поиск и сбор материалов об основании Витебского народного художественного училища. Из имеющегося материала формировался ПОРТРЕТ СОЦИАЛЬНОГО ФЕНОМЕНА М.Шагала, состоявшегося в его родном городе Витебске в 1918-1920 годах, и, к сожалению, не повторившегося нигде и никогда. Формируется портрет пока из разрозненных документальных и литературных фактов, найденных в архиве и изложенных исследователями жизнедеятельности М. Шагала.

Разрешение в Петрограде, судьбоносное для Витебска

В 1917-1919 годах Витебск входил в состав РСФСР и подчинялся Петрограду. В Петрограде по ул.Дворцовая-Набережная, в доме № 30 Народным комиссариатом просвещения 12 сентября 1918 г. было выдано удостоверение за № 3051 М.Шагалу как уполномоченному по делам искусств в г.Витебске и Витебской губернии. Все последующее, что происходило в Витебске и что происходит сейчас в культурно-исторической жизни, напрямую связано с этим событием.

Что представляет собой М.Шагал к этому времени? С чем он едет в Витебск из Петрограда, имея столь высокие полномочия?

Прежде всего, он мечтает об открытии учебного заведения, формирующего художественное образование творческой молодежи города и края.

«Идея об организации Художественного училища пришла ко мне в голову по приезде из-за границы, во время работы над «Витебской серией» этюдов,– сообщал Марк Шагал искусствоведу П.Эттингеру 2 апреля 1920 г. – В Витебске… художественные дарования где-то дремали. Оторвавшись от палитры, я умчался в Питер, Москву, и Училище воздвигнуто в конце 18 г. В стенах его около 500 юношей и девушек разных классов, разных дарований и … уже разных направлений».

Энтузиазм и горячее желание осуществить задуманное помогли Марку Захаровичу в очень короткий срок открыть первое художественное учебное заведение в Белоруссии.

«Хотя Шагал не был человеком, так сказать, «практичным», когда дело заходило об училище, он проявлял изрядный организаторский талант», – вспоминает М. Лерман.

Благодаря налаженности делопроизводства в училище (протоколы, приказы, сметы, справки, отчеты и т.д.), мы можем сегодня документально представлять широкую панораму событий и жизни тех лет.

«Я лез из кожи вон, чтобы добыть необходимые школе средства, краски, материалы…» В своих воспоминаниях Марк Захарович употребляет понятие – «школа». И в первоначальном замысле предполагалось, что это будет школа. Об этом свидетельствуют сохранившиеся документы архива Витебской области. Первый от 3.12.1918 г.: «Протокол №2. Заявление членов артели живописцев оргкомиссии по устройству художественной школы и коммунальной мастерской о вступлении в коммунальную мастерскую». На нем рукой М.Шагала нанесена резолюция: «И обязательно как учащихся школы». Подпись – М.Шагал. Из документа видно, что для подготовки открытия школы была создана организационная комиссия. Пока о работе комиссии документальных данных нет, но будем надеяться, что дальнейший поиск позволит установить недостающие сведения.

Здесь надо заметить, что понятие «школа» в значении учебного заведения любого ранга стало распространяться в революционной России с молниеносной быстротой. На основании декрета Совнаркома от 12 .04.1918 г. Академия искусств России была закрыта и реорганизована в Вольную художественную школу. И в своих представлениях художники-реформисты часто употребляли это понятие, даже в тех случаях, когда учебное заведение в официальных документах именовалось мастерскими, училищем, институтом. Можно предположить, что это стремление шло от желания подчинения учебного процесса создаваемому художественному направлению, которое было положено в основу учебной программы, и носителями идей которого они являлись.

Документальный материал красноречиво свидетельствует об уникальной способности Марка Шагала генерировать идеи высочайшего уровня, содержания и глубины, доказывать их привлекательность, моделировать процесс осуществления и структурировать, добиваться реализации задуманного. За три месяца работы в Витебске учебное заведение было подготовлено к работе. В такие сроки этот процесс сегодня представить себе почти невозможно. Учебное заведение получило помещение. Да еще какое!

Помещение банкира Вишняка – небывалая удача в то время

Уже 20.12.1918 г. в 15.1 за № 174 была получена телеграмма из Петрограда в Витебск, где указан адрес учебного заведения, – Бухаринская,10. Витебский исследователь А.М.Подлипский пишет в своей статье: «Учебное заведение разместилось в хорошем помещении – национализированном двухэтажном кирпичном особняке банкира Вишняка на Воскресенской улице, незадолго до этого переименованной в Бухаринскую. Как такое удалось Шагалу – неизвестно. Но то, что сделать это было архисложно, сомневаться не приходится. В это время Витебск был прифронтовым городом, военные действия шли неподалеку: половина Полоцка и вся Орша были оккупированы Германией. В городе с почти стотысячным населением дополнительно оказались около 40 тысяч красноармейцев, с десяток крупных госпиталей, под которые были заняты здания всех гимназий, училищ и даже только что построенного Крестьянского земельного банка».

Впрочем, история улицы Воскресенской (Бухаринской, «Правды») и этого дома сама по себе уникальна, повествование о ней еще впереди. М.Шагал сформировал преподавательский состав учебного заведения. В тексте вышеуказанной телеграммы сказано: «Утверждены коллегией. Добужинский – директор, руководители – Радлов, Тильберг, Шагал, Любавина».

Первые учащиеся

Произведен первый набор учащихся. В публикации Г. Грилина в витебской городской газете в феврале 1919 г. была указана цифра учащихся – 300 человек. Сам Шагал в своей статье «О Витебском народном художественном училище» в августе 1919 г. называет цифру 125 человек. Хотя позднее эта цифра самим же Шагалом увеличена до 500 человек. Но стоит ли судить мастера за взгляд из далекого далека?

Организационная форма обучения

Из Постановления о концентрации декоративных и живописных работ в коммунальной мастерской при Витебском народном художественном училище от 30 .12.1918 г. совершенно четко видно, что в дальнейшем везде присутствует название «Витебское народное художественное училище».

13 октября 1919 г. в командировочном удостоверении Розенфельда в Москву на угловом штампе впервые появляется надпись «Витебское Высшее народное художественное училище». Видимо, решение о присвоении статуса «высшего» было принято раньше, но документальных источников пока не обнаружено. Понятие «школа» как форма организации учебного заведения больше не присутствует в документах. Но понятие «школа» не исчезает как определение процесса формирования направления художественно-культурного явления.

Отличительной чертой организационного процесса был новаторский подход к системе художественного образования. В Витебском художественном училище, как свидетельствуют документы, Шагалу принадлежит первооткрытие формы и содержания деятельности учебного заведения, сути художественного образования, до той поры не имевших аналогов. Свидетельство этому – несколько отличительных особенностей в деятельности художественного училища Витебска в период работы в нем М.Шагала.

Чем отличалось училище Шагала?

1. Обучение ставится на государственную основу. Жалованье преподавательскому составу, пособия студентам, оплата организации учебного процесса, содержание здания производятся из государственного бюджета.

2. Вводится новая методика преподавания. Новые задачи школы были провозглашены 25.02.1919 г. на официальном открытии Витебского народного художественного училища. М.Шагал изложил их следующим образом: «Мы можем себе позволить роскошь «играть с огнем», в наших стенах представлены и функционируют свободно руководства и мастерские всех направлений от левого до «правого» включительно… Порвать с рутиной академии, дать широкую возможность расцвести «левому искусству».

3. М.Шагал вводит в программу обучения различные направления искусства – от реализма до самых новейших течений. В списке преподавателей училища от 30 июля 1919 г., подписанном М.Шагалом, мы находим перечень основных мастерских, где проходило обучение: «Шагал Марк Захарович – зав. училищем и руководитель живописной мастерской, в должности с 14 сентября 1918 г. (следует заметить, что здесь Шагал был неточен. С 20.12.18 г. училищем заведовал М.Добужинский, с 28.02.1919 г. – А. Ромм и только с 10.06.1919 г. обязанности заведующего стал исполнять М.Шагал – В.К.). Ермолаева Вера Михайловна – руководитель живописной мастерской и член президиума, в должности с 1 апреля1919 г. Козлинская Софья Оскаровна – руководитель мастерской прикладного искусства, в должности с 1 апреля 1919 г. Коган Нина Иосифовна – руководитель мастерской подготовительного курса, в должности с 15 марта 1919 г. Лисицкий Лазарь Маркович – руководитель мастерской графики и печати, в должности с 3 мая 1919 г. Пэн Юрий Моисеевич – руководитель живописной мастерской, в должности с 15 июня 1919 г. Якерсон Давид Аронович – руководитель скульптурной мастерской, в должности с 15 мая 1919 г.».

Анализ документов показывает, насколько динамичным был процесс формирования программы и педагогического состава училища. В вышеприведенном списке из первого состава остался только М. Шагал. В последующие годы появляются имена К. Малевича, С. Юдовина и др. «Тем временем обычная работа административно-хозяйственного персонала не только не приостановилась, но и значительно увеличилась, ибо выставка привлекла новый набор учащихся, организовались новые мастерские (2-ая мастерская Шагала, декоративная – Малевича), другие мастерские преобразовались (подготовительная в абстрактную), и все это вызвало ряд потребностей и запросов, которые необходимо было немедленно удовлетворить», – написал М.Шагал в марте 1920 г.

4. М.Шагал отказался в училище от последовательного движения от курса к курсу, которое ведет к получению аттестата по специальности. Была введена конкурсно-производственная основа. Студенты во время обучения не только учились основам профессии, но и непосредственно участвовали во всех художественных работах, которые выполнялись в училище для нужд города. «С момента приезда в Витебск удалось мобилизовать все таившиеся скудные художественные силы города и губернии», – написал М.Шагал в статье «Искусство коммуны» от 22.12.19 г. В декабре (дата в документе отсутствует) 1918 г. на основании Постановления «О концентрации декоративных и живописно-малярных работ в коммунальной мастерской при Витебском народном художественном училище» организовалась городская коммунальная мастерская по исполнению всех городских заказов. Вся работа по исполнению декораций для театров, плакатов для кинематографистов, фресок и вывесок должна была концентрироваться исключительно в Подотделе Искусств. Это впоследствии создало базу членам УНОВИСА для столь быстрого и активного вхождения в промышленную и пространственную среду города с методом супрематизма и фигуративной живописи. Преимущества для поступления получали участники акций, проявившие себя в работе, и творческая молодежь в возрасте от 16 до 22 лет.

5. М.Шагал вводит принцип демократизации учебного процесса. Жизнью учебного заведения руководит вначале коллегия, затем президиум, но независимо от названия это был коллегиальный орган управления, принимающий решения коллективно. Из документов доподлинно известно, что членами президиума были В. Ермолаева, К. Малевич, А. Ромм.

Единственный и новаторский методологический прием впервые в мире. (Редакция В.К, 2020г.) Студенты могли выбирать педагога. По воспоминаниям И.Элентуха и А.Ахола-Вало, студенты выбирали мастерские добровольно. Можно было ходить на лекции В. Ермолаевой, будучи учеником Ю. Пэна, посещать мастерскую К. Малевича, будучи учеником М. Шагала. «Придя в школу Шагала из студии Пэна, я мог почувствовать, – вспоминает М. Лерман, – единство главного педагогического принципа обоих мастеров – демократизма, внимания к индивидуальности ученика. Конечно, Шагал, недавно вернувшийся из Парижа, ориентировался на современное искусство». Шагал демонстрирует уважительное отношение к педагогическому принципу собственного учителя Ю.Пэна, приглашая его на преподавательскую должность. Ничего не меняется в методике Ю.Пена- классическо-академическая педагогическая образовательная система.

6. Прием на работу в качестве педагогов наиболее талантливых учеников училища по принципу гармонии и преемственности в обучении и жизнедеятельности училища закладывают основы формирования Витебской художественной школы как культурно-художественного явления.

Принцип Мастер – ученик – ученик ученика – Мастер последовательно осуществляется в работе училища и всех последующих формах учебного заведения.

7. Значительна заслуга М. Шагала перед мировой художественной историей в принципе  формирования преподавательского состава из числа выдающихся художников, личностей, чьи имена к тому времени были широко известны в России и за рубежом. «Закончим, однако, настоящую заметку «воплем»: Людей! Художников! Революционеров-художников! Столичных в провинцию! К нам! Какими калачами вас заманить?» – так страстно и прекрасно высказал М.Шагал 22.12.19 г. свое стремление создать в школе педагогический состав высочайшего класса. В этом факте высвечивается Шагал-гражданин, для которого интересы созданного дела ставятся превыше всего.

Немногие мастера приглашали в свои школы звезд первой величины. Только мастер, великий художник, увлеченный созданием училища, смело собирает в родном городе мэтров.

Сохранилось множество документов, свидетельствующих о стремлении М. Шагала улучшить материальное положение педагогов. Он ходатайствовал о выделении дополнительных ставок, присвоении ученых званий, предоставлении жилья, создании новых мастерских и выделении новых заказов. Это желание передалось и другим педагогам. Сохранилось командировочное удостоверение Л. Лисицкого от 17.10.1919 г. в Москву, 20 где он проводил переговоры с К. Малевичем. В результате этих встреч К. Малевич приехал в Витебск на преподавательскую работу.

С приходом Малевича училище получило дополнительный импульс. М. Шагал всячески приветствовал деятельность К. Малевича. По инициативе Шагала и Малевича были организованы экскурсии студентов и педагогов в Москву для знакомства с современным искусством. «Я участвовал в экскурсии 1919 г. (Малевич и Шагал ездили вместе с нами), – вспоминает М. Лерман. – Поездка продолжалась много дней. Ехали в теплушках, расписанных лозунгами и увешанных транспарантами с такими текстами: «Ниспровержение старого мира искусств да будет вычерчено на ваших ладонях», «Наш загорится девиз – все заново! Стой и дивись!» Педагоги и учащиеся были ультрареволюционно настроены и мечтали о новых путях в искусстве, особенно после поездки в Москву». 

8. В структуре училища создается база для научно-исследовательской и экспериментальной деятельности, открывается библиотека. По утверждению Е.Г.Трусовой, «в ГАВО сохранился протокол заседания комиссии по организации клуба при губрабисе за 1919 г., на котором присутствовали М. Шагал и В. Ермолаева. Указано, что из-за отсутствия помещения клуб разместится, с согласия М. Шагала, в помещении библиотеки художественного училища».

Создаются рукописные, а затем печатные научные журналы, где публикуются теоретические работы педагогов. Последние поощряются за написание научных статей и публичные выступления.

Сам М.Шагал выступает страстным публицистом, пропагандистом и мастером художественного слова. 7.11.1918 г. в газете «Витебский листок» опубликована статья М. Шагала «Искусство в дни Октябрьской революции», в августе 1919 г. в №1 журнала «Школа и революция» – статья «О Витебской художественной школе». 22.12.19 г. появляется статья «Искусство коммуны». Во время выставок, в клубах, на предприятиях с лекциями выступают Малевич, Грузенберг, Коган, Ермолаева.

О книге К. Малевича «Супрематизм», изданной в Витебске, Шагал писал как о «нашем» издании.

П .Д. Эттингеру Шагал написал в апреле 1920 г.: «Несколько митингов по искусству были устроены своими силами. В конечном итоге у нас теперь в городе «…засилье художников». Спорят об искусстве с остервенением».

9. Развивается выставочная деятельность как активное средство образования и просвещения.

Вводится принцип публичной оценки работ студентов. Первая выставка состоялась уже 1 марта 1919г. В различных источниках существовали разночтения в датах. Одни называют июнь 1919 г., другие – март. В «Известиях Велижского Совета рабочих депутатов» от 1 марта 1919 г. помещается материал о посещении группой преподавателей Велижской школы отчетной выставки студентов Витебского художественного училища.

Вторая выставка хорошо описана самим Марком Захаровичем в отчете о деятельности Витебского народного художественного училища за февраль 1920 г., где указано, что она открылась 15.02 и закрылась 1.03.1920 г. Всего было выставлено 350 работ. Выставка работала с 2 до 8 часов. Вход был свободный. Посетило выставку 3000 человек. 25 Достаточно хорошо известен ряд документов о выставках в Витебске совместно с московскими художниками, а также других значительных выставках, организованных в Витебске и других городах. Все они проходили с большим успехом и активно посещались горожанами.

10. Формируется новая эстетико-пространственная и общественно-гражданская среда города.

24.08.1919 г. на I съезде работников искусств от имени школы депутат съезда Выдревич призывает: «Нужно дать развернуться пролетарским художникам в их искусстве на улице. Нужно заклеймить тех, кто мешают в этом».

Уже в первую годовщину Октябрьской революции, через два месяца после получения М.Шагалом известного мандата, был выполнен заказ правительства Западной коммуны (г.Смоленск) по художественному оформлению Витебска революционными плакатами и лозунгами. По эскизам М.Шагала ученики школы Ю.Пэна увеличивали эскизы до размеров в натуральную величину. «Маляры – бородатые старики и их подмастерья – принялись копировать моих коров и лошадей. И 7 ноября по всему городу раскачивались цветные полотна. Шли рабочие и пели «Интернационал». Я видел их улыбки и убеждался, что они меня понимают».

Обстоятельства этого события довольно широко описаны и известны в связи с публикациями Акуневич О.И., Борозны М.Г., Гугнина Н.А., Подлипского А.М., Шамшура В.В., Шатских А.С. Традиции первого празднования сохранялись еще несколько лет, пока Витебск не покинули последние основоположники Витебской школы.

В Витебске впервые был осуществлен проект комплексного, единого, задуманного одним художником решения. М.Шагал смог решить пространство праздничного города не в отдельных элементах, а как единый организм, подчиненный единому ритму, стилю и содержанию. По сообщению «Известий Витебского губернского Совета» от 9.11.1918 г., «общая идея плакатов – солнечность и радостная сила». Здесь творческий метод художника вышел из пространства полотна и вылился широким потоком на улицы. Художник и искусствовед А.Ромм впоследствии писал об убранстве города: «Плакаты его были превосходны, они были именно тем, что нужно для улицы – яркими, странными, ошеломляющими. Но в них была и тонкость замысла, и большой вкус, они смотрелись, как большие картины левого стиля…». Не зря же художественные работы Шагала на улице получили название «агитационные памятники». Слишком значительны и влиятельны они оказались. И здесь М.Шагал выступает как новатор, только не всегда понимаемый. К деятельности М. Шагала губернское и городское руководство относилось сдержанно. Связано это было с его независимой позицией. Из доклада Медведева на III съезде Витебского отдела Всероссийского профсоюза работников искусств 31 августа 1920 г.: «Секция ИЗО. У нас в строительстве есть ещё местничество – уполномоченные от центра вне местных органов. Это было тогда, когда Шагал делал что ему угодно без местных органов. И за мероприятия его мы не отвечаем и можем дать доклад с того времени, когда это перешло к нам. Не возьмем ответственности за агитационные памятники, прежде воздвигнутые. Мы их считаем малохудожественными, но не снимаем, так как они сами рассыплются. Очень серьёзен вопрос связи с народно-художественным

училищем. Оно автономно и подчинено Центру. Мы с ним в контакте, мы полагаем, что оно должно быть свободной художественной мастерской, но некоторые пытались из него сделать школу выучки футуристов и супрематистов. Теперь вопрос стоит не так остро, как поставила его заведующая Ермолаева, имея здесь Государственную художественно-декоративную мастерскую. Название громкое, пышное, но это не государственное художественное училище, не декоративная мастерская – они помещались в хлеву, и их вывески – это детский лепет. К счастью, они сами поняли. Теперь реорганизация закончена. И теперь у нас Государственная художественная мастерская. Ещё создана районная художественная школа. Она готова к открытию, но нет помещения. Создан музей современных искусств, (…) большинство левых течений. Я полагаю, что этот музей у нас со временем разовьется».

Этот текст дан с небольшим финальным сокращением. Он – зеркало, где отражается атмосфера, в которой работал М.Шагал. Стоит ли комментировать? Позиция изложена очень точно. Но время расставило другие акценты и дало иные оценки.

В сентябре 1919 г. в витебской газете была помещена резолюция общего собрания учащихся Витебского народного художественного училища: «Уход товарища Шагала… Принимая во внимание

1) что М.З.Шагал является не только одним из первых пионеров насаждения в нашем городе, не раз испытавший все тернии на пути этого великого дела;

2) что М.З.Шагал является единственной моральной опорой училища, без которой последнее существовать не может, что уход М.Шагала при подобном положении может послужить гибелью для училища, которое уже показало свою жизнеспособность, что видно по результатам 1-ой отчетной выставки (…) Общее собрание учащихся обращается непосредственно к М.Шагалу с просьбой не покидать школу». Так до сегодняшнего дня и существуют эти два полюса взглядов на деятельность М.Шагала ибо это отражение вечного процесса борьбы добра и зла.

Создание в Витебске первого музея

В разряд выдающихся свершений М.Шагала можно записать открытие в Витебске музея современного искусства. Факт этот исторически известен. О нем в свое время писали Л.Михневич, Л.Базан, А.Подлипский, В.Канарская. На примере только нескольких документов подтвердим гипотезу о хороших организаторских способностях М.Шагала.

21 мая 1920 г. на основании приказа № 91 отдела народного образования Витебского губвоенревкома состоялось заседание комиссии, состоявшей из представителей Губнадзора Могильницкого, Подотдела Искусств Медведева, Секции Изобразительных Искусств Шагала, Музейной секции и Сорабиса Ромма, Художественного училища Якерсона и представителя Рабоче-крестьянской Инспекции. Принято решение о закупке картин для Художественного музея у столичных художников. 33 25 мая 1920 г. состоялось заседание Комиссии по приобретению картин и составлен протокол заседания №1. 34 9 июня 1920 г. на основании этого протокола был издан приказ №101 отдела народного образования Витебского губвоенревкома о приобретении картин и выплате художникам гонорара (по тем временам очень высокого).

В параграфе 11 названы имена: Лентулов – 60 000 руб., Куприн – 30 000 руб., Фальк – 25 000 руб., Кандинский – 70 000руб., Родченко – 20 000 руб., Клюн – 15 000 руб. В параграфе 12 названо имя Стржеминского – 30 000 руб. В параграфе 23 «О приобретении у Ю.Пэна работы художника Шульмана «Баня» – 15 000 руб. В параграфе 24 названо имя Туржанского – за работу «Пейзаж» 20 000 руб. 35 Следует заметить, что сам М.Шагал 7 июня 1920 г. находился в Москве, о чем свидетельствует параграф 45 приказа №100 о его командировании. 36 А следующий приказ, как мы знаем, был №101, о котором мы сказали выше. Значит, Шагал еще до своего отъезда подготовил приказ, а договоренность с авторами была достигнута еще раньше – и о закупке картин, и о сумме вознаграждения. Из документов это совершенно очевидно.

В очередной раз М.Шагал проявил высочайший организаторский талант. Он генерировал идею создания музея, понимая, какое значение это имеет для города и художественного процесса. В короткий срок смог выстроить модель осуществления этой идеи и заставить эту модель работать.

Формирование коллекции и концепция работы музея базировались на передовых принципах мировой художественной культуры. В процессе формирования коллекции М.Шагал отдал предпочтение Шагалу-гражданину перед Шагалом-художником. В первую очередь, коллекция формировалась из работ других известных мастеров, а затем уже туда поступили работы М.Шагала. Обращает на себя внимание еще одна организаторско-гражданская позиция. В тот момент, выполняя обязанности уполномоченного по делам искусств, директора художественного училища, множество других обязанностей, М.Шагал получал немногим более 4000 руб., а стоимость работ вышеназванных художников, как видно из приказа, намного выше его заработка. Это свидетельствует о высоком уважении к труду собратьев по цеху, о стремлении создать в городе подлинный процесс художественной жизни, соответствующий процессу мировой художественной культуры.

В вышеприведенном выступлении Медведева названо 80 работ известнейших мастеров, чьи полотна находились в фондах музея современного искусства (так от первоначального замысла Художественного музея стал называться музей, разместившийся в здании по Бухаринской, д.10 к концу 1920 г.). Такое под силу только людям, чей социально-гражданский феномен нам предстоит еще постичь.

Резюме.

Социально-гражданский феномен Марка Захаровича Шагала наиболее полно реализовался в 1918-1920 годах в Витебске. Мы находимся в начале полного научного исследования этого явления. Шагал создал новый культурологический пласт, новую модель художественного процесса, который активно повлиял не только на жизнь города Витебска, но и на развитие мировой художественной культуры, ибо она затрагивает многогранные аспекты социальной жизни.

К началу витебского периода совместной деятельности М.Шагала и К.Малевича новаторские идеи «левого» искусства и супрематизма были завершены теоретически и концептуально. Им потребовалась новая среда для развития и многофункционального диалога в становлении новаторского отношения к жизни. Витебская художественная среда расширила диалог искусства и жизнедеятельности человека.

В структуре новой модели можно выделить:

— новаторскую школу художественного воспитания, не имевшую аналогов до создания в Витебске;

— новаторское художественное формирование эстетико-пространственной среды города. Были заложены основы промышленного искусства и дизайна, нового архитектурного стиля, свое дальнейшее развитие получили такие виды, как монументальное искусство, плакат;

— государственную программу культурных акций, способствующих демократизации общества,

— введение в жизнедеятельность города процессов мировой художественной культуры;

— создание сети образовательных и музейных учреждений не только в городе, но и в регионе (Невеле, Велиже), художественных мастерских, творческих и общественных объединений;

— все процессы организации и жизнедеятельности структуры находятся в постоянной динамике, начиная от названия до реализации замысла – идея находится в постоянной трансформации и формировании в пространстве, времени относительно происходящих культурологических явлений.

По утверждению искусствоведа А.С.Шатских, «лопаются, как мыльные пузыри, дутые авторитеты, возрождаются забытые и наполовину забытые имена художников. Классики авангарда начинают свою новую жизнь. Среди них создатели Витебской художественной школы – едва ли не фигуры первой величины, разговор о которых имеет принципиальный характер».

1999 год

1 Государственный архив Витебской области (дальше – ГАВО), ф.1821, оп.1, д,9, л.238.

2 Государственный музей изобразительного искусства им.Пушкина, ф.29, оп.Щ, ед.хр.4675.

3 М.Лерман // Творчество, 1987, №6. С.32-33.

4 Шагал М. Моя жизнь // В мире книг. №12. С.63.

5 ГАВО, ф.837, оп.1, д.58, л.149.

6 Зборнік выступленняў на навуковай канферэнцыі, прысвечанай 75-годдзю Віцебскай мастацкай школы.

Віцебск, 1994 С.29.

7 ГАВО, ф.837, оп.1, д.58, л.30.

8 Грилин Г.// Витебский Листок, 28.02.1919 г.

9 Шагал М. О Витебском народном художественном училище // Школа и революция, №24-25, 1919 г.

10 Шагал М. Моя жизнь. С.63.

11 ГАВО, ф.37, оп.1, д.58, л.148.

12 ГАВО, ф.2262, оп.1, д.9, л.96.

13 Музей Марка Шагала, МШ НВ/60.

14 ГАВО, ф.837, оп.1, д.58, л.4; ф.837, оп.1, д.5, л.6.

15 ГАВО, ф.101, оп.1, д.12, л.72.

16 ГАВО, ф.101, оп.1, д.22, л.9.

17 Архив Санкт-Петербургской Публичной библиотеки им Салтыкова-Щедрина.

18 ГАВО, ф.37, оп.1, д.58, л.148.

19 Творчество.1987, №7. С.32-33.

20 М.Шагал. Искусство коммуны. 22.12.1918 г.

21 ГАВО, ф.2262, оп.1, д.18.

22 Творчество. 1987, №7. С.32-33.

23 Зборнік выступленняў на навуковай канферэнцыі, прысвечанай 75-годдзю Віцебскай мастацкай школы.

С.77.

24 ГАВО, ф.101, оп.1, д.22, л.9.

25 Там же.

26 ГАВО, ф.101, оп.1, д.3, л.2.

27 Шагал М. Моя жизнь.

28 Известия Витебского губернского Совета, 9.11.1918 г.

29 МШ НВ/60.

30 ГАВО, ф.101, оп.1, д.3, л.35об.

31 Витебская городская газета. Сентябрь 1919 г. МШ НВФ 22

32 МШ НВ/60, НВФ 22

33 ГАВО, ф.2268, оп.3, д.22, л.46.

34 ГАВО, ф. 2268, оп.3, д.22, л.6об., 68

35 Там же.

36 ГАВО, ф.2268, оп.3, д.22, л.66.

37 ГАВО, ф.101, оп.1, д.36, л.38.

38 ГАВО, ф.101, оп.1, д.3, л.35.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *